Волковыск в годы войны

Защитникам города Волковыска

посвящается...

Камни памяти

Волковыск

"Гибель одного человека – трагедия, гибель миллионов – статистика"

Идёт снег. Мокрый, тяжёлый. Он уныло опускается на землю, на траву, на редких прохожих вдалеке. Растаявшие хлопья струйками стекают вниз по фигурам и лицам людей, по камням, по кустам. И, кажется, что это небо плачет крупными тяжелыми каплями…

Мы проходим мимо старого еврейского кладбища в городе Волковыске. О том, что это кладбище, свидетельствуют только могильные камни, которые кое – где виднеются из – под заросших маленьких холмиков, почти сравнявшихся с землёй.

Останавливаемся и окидываем все взглядом: посередине проложена тропинка, слева выступает промышленное здание, по правой стороне наступает авторынок.

Невольно возникает вопрос: почему? Ведь ни одно городское кладбище не находится в таком плачевном состоянии. Почему за могилами нет ухода?

Ведь совсем рядом находится чистое и ухоженное кладбище, на котором похоронены участники советско-польской войны 1918-1920 гг., где всегда лежат цветы, и люди зажигают свечи в день поминовения усопших. А это – забытое, заброшенное, осиротевшее. Невозможно узнать ни то, сколько людей здесь захоронено, ни то, как их звали. Могильные плиты молчат.

Почему же два кладбища, расположенных рядом, так отличаются?

Ответ на этот вопрос следует искать в событиях, произошедших в 1941 – 1945 гг. Последние захоронения на еврейском кладбище относятся к первым дням Великой Отечественной войны, когда город подвергся бомбардировке. По воспоминаниям жителей, всех погибших под руинами, хоронили на еврейском кладбище, ближе к железной дороге. Хоронили не в братских могилах, а каждого отдельно, чтобы живым можно было приходить сюда и почтить их память. Но приходить, как оказывается, некому…

Сегодня то, что происходило с евреями во времена Второй Мировой войны называют Холокостом. Холокост – беспрецедентное явление не только в истории XX века, но и в истории человечества в целом. Цель – уничтожение целого народа. Холокост глубоко изменил историю мира, показал, каким образом современное общество может использовать технический прогресс во зло всему живущему на Земле. Мы бы сказали, что Холокост – это жестокость и зависть, смешанная с ненавистью к людям и помноженная на самолюбие отдельных индивидов. Политика истребления целого народа говорит о том, что слова из Библии о любви, равенстве и толерантности для фашистов были просто пустым звуком.

Человека можно убить не только с помощью оружия, но и цинизмом, равнодушием и безразличием. Ведь сколько людей проходит мимо старого еврейского кладбища, своим видом напоминающего пустырь! Но у этих людей родственники здесь не похоронены, поэтому до состояния кладбища им нет никакого дела. Рухнувшие могильные плиты отдельные из жителей города растаскивают для строительных целей, используют для хозяйственных нужд. Старые могилы пришли в упадок, скоро исчезнут и могильные камни – молчаливые свидетели трагедии.

Мёртвые не могут себя защитить, их должны защищать живые. Но их нет, всех унёс Холокост. До войны в городе Волковыске было 10 тысяч евреев. Они составляли до 70% городского населения.

Почти все они сгорели в пламени войны, погибли, завещая нам жить и помнить о них – безвинных жертвах фашизма. И нам, жителям города, следует отдавать дань должного уважения народу, без которого история города не будет полной. Жертва, которую принёс еврейский народ в годы войны, заслуживает заботы и памяти живущих.

В июле 2005 года в г. Волковыске находился израильский профессор с мировым именем 72 – летний Даниэль Хиллел, предки которого жили в нашем городе. Он посетил Волковыск накануне его тысячелетия. Город сильно изменился, и эти перемены Даниэлю очень понравились. Но этот старый человек с особой радостью узнавал то, что сохранилось в его памяти из рассказов близких, то, что осталось от довоенного города. И лишь одно место вызвало в нём сожаление:

«… Мне хочется сказать и про одну вещь, которая не понравилась в Волковыске. Это отношение к еврейскому кладбищу. Оно как бы выброшено. На нём пасутся козы и коровы, ходят люди. Так нельзя. Мёртвых надо уважать. Когда поставим памятник, эта ошибка, я думаю, будет исправлена».

После приезда Хиллела прошло три года. Строительство продолжается, тропинка становится всё шире, могильные холмики ещё больше осели. А памятника всё нет…

Может поэтому и плачет небо, напоминая нам о давней трагедии и о нашем долге перед ушедшими.

Утлик Маргарита, Шиманчук Елена